На "Кинотавре" показали "Конвой" Мизгирева, дебютировавший в Берлине

16.06.2012

Фильм "Конвой" Алексея Мизгирева, дебютировавший на Берлинском кинофестивале 2012 года, показали в основном конкурсе российского кинофестиваля "Кинотавр", передает РИА "Новости". По словам самого режиссера, этот фильм о том, как найти надежду в нашем современном мире.

Главный герой "Конвоя" - армейский капитан (Олег Васильков) - обладает сверхспособностями: он не чувствует боли. Его отправляют из провинциальной части в командировку в Москву - ловить двух сбежавших с государственными деньгами дезертиров. Первый на глазах у капитана совершает самоубийство, предварительно заколов милиционера шилом, второго (Азамат Нигманов) удается быстро изловить на квартире у матери. Однако за день, остающийся до обратного поезда, с капитаном, беглым солдатом и сопровождающим их лейтенантом (Дмитрий Куличков) происходит череда событий, переворачивающих их жизнь.

"Для меня это фильм о том, как возможна надежда для человека, смотрящего на действительность трезво и по-мужски. О том, что может примирить с миром человека, живущего с ним в тотальном конфликте. Фильм не про армию или милицию, а история общечеловеческая", - объяснил журналистам Мизгирев.

"Заклание самой невинной жертвы, героя Нигманова, и есть плата за раскол корки равнодушия. Это диагноз нашего общества вообще - тотальное равнодушие поддерживает цепочку зла, и разорвать ее может только глубочайшее потрясение", - убежден режиссер.

Персонажи разговаривают на достаточно причудливом языке, лишь отчасти похожем на армейский жаргон, который сам Мизгирев описывает как "поэтический". Критика картины на Берлинском фестивале отчасти была вызвана еще и тем, что публика не смогла понять, что говорят персонажи. Режиссер признал это, добавив, что это "исключительно русская картина про здесь и сейчас", и он был готов к неприятию ее иностранной публикой.

"Для меня она не жесткая, а прежде всего бескомпромиссная, антибуржуазная, потому что все наши проблемы - от эгоизма, порожденного комфортом и стремлением к нему. Я не стремился снять комфортно: самые страшные, натуралистические сцены - безусловно, ключевые", - добавляет режиссер, подчеркивая при этом, что фильм сделан не в реалистической, а в условной системе координат.

О персонаже Василькова, игравшего у Мизгирева во всех предыдущих картинах - и в "Кремне", и в "Бубне, барабане" - режиссер рассказывает так: "Есть такие японские обезьяны, которые живут в гейзерах. Когда они открывают глаза, взгляд у них невероятно глубокий и философский. Я распечатал фотографию, дал Олегу и сказал: "Твой персонаж - вот эта обезьяна". Он приклеил фотографию к титульному листу сценария и через месяц был вылитая эта обезьяна".

"Олег - локомотив, который тащит всю картину. Весь опыт жизни Олега и мой был вложен в это, главное было - не наврать и двигаться в предельных понятиях", - говорит Мизгирев.

Он признается, что все три его картины - "вопль о человеческом отчаянии". "Надо что-то прокричать было", - объясняет Мизгирев.

Кроме того, в пятницу в конкурсе показали "Пустой дом" киргизского режиссера Нурбека Эгена, известного, в частности, по фильму "Калачи". Его главная героиня сбегает из своей деревни прямо в первую брачную ночь, чтобы, как выражается сам Эген, "попасть туда, где жизнь, как в телевизоре", то есть в Москву, а из Москвы в результате череды малоприятных приключений перебирается во Францию.

Режиссер объясняет, что фильм, "касающийся всех маленьких развивающихся стран", вызвал достаточно бурную дискуссию в самой Киргизии, где "недавно появилось движение, которое наказывает таких вот девушек, ловит, издевается, за то, что они не следуют традициям киргизского народа".

Продюсер Дмитрий Климов утверждает, что "Пустой дом" - "попытка ответа на вопрос, как быть в современном мире, когда абсолютно разные культуры взаимодействуют на бытовом уровне".

Реклама